Личный сорт героина

Иной раз делаешь первый глоток или первую затяжку, и кажешься самому себе жутко крутым или жутко взрослым, или просто. И в любой момент — все. Ты можешь перестать так же легко, как начал, а пока можно еще немного побаловаться.

И эти глотки или затяжки становятся частью дней, частью жизни в целом, и без этого уже никак. А потом ты, или, что хуже, твои родные начинают бегать, ища средство, чтобы без глотков и затяжек, а тебе либо очень плохо от этого, либо уже на все наплевать. Ни дня без, потому что.

Иной раз начинаешь общаться с человеком, и ничего он для тебя на значит. Думаешь — ну, пообщаемся немножко, сходим куда-то, поболтаем вот тут, — и все, ничего больше. Не так уж много он для меня значит вообще-то, и хоть пропади прямо сейчас, мне не будет ни больно, ни обидно.

А потом рыдаешь от мучительной боли внутри, потому что ни вдоха, кажется, без этого человека не сделаешь. Его глаза в смешную крапинку, и складка на высоком лбу, его правильные на прикосновения руки кажутся самыми нужными на земле. И плевать на детей, родителей, друзей, ни вдоха потому что. Ни вдоха без.

Когда тебе кажется, что ты совсем не привык, и можно еще немного вот так вот — значит, все. Это конец. И тогда можно жить с этим всю жизнь, с этой зависимостью. Жизнь будет плохая, наполненная неприятными событиями, но с объектом зависимости.

Любая зависимость разрушает выстроенную, правильную, такую хорошую жизнь. Вам не нужен личный сорт героина (привет, Бэлла и Эдвард, странная и очень неэмоциональная девочка и вампир, который хотел ее сожрать) — ни химический, ни психологический, никакой. 

В этой жизни, пожалуй, самое главное — это свобода. Свобода выбирать, как жить. 

Один мой знакомый увлекся женщиной. То, что в самом начале выглядело, как ничего не значащее общение, переросло в мощную, сметающую все на своем пути страсть. Когда плевать на жену и детей, на родителей и положение в обществе, и все ради нее, ради своего личного сорта героина.

Я могла бы написать о том, как печально закончилась эта история, как он потерял все и был опозорен и изгнан из города в смоле и перьях. Я могла бы сочинить историю о том, как все все узнали, семья отвернулась, дети не простили никогда, с работы уволили, деньги кончились и он до конца своих дней жил в коробке из-под телевизора.

Я могла бы написать о том, как он кинулся под поезд от несчастной любви. Как на вышла замуж и не за него, как жена пообрывала ей волосы, как жена пообрывала волосы себе... 

Или как он оставил семью и боль в их сердцах, ради объекта своей зависимости. 

Много чего могу написать, но, как и всегда, напишу правду.

Его женщина, его личный сорт героина, оказалась умнее, и оборвала общение резко и внезапно. Это как если бы пачка сигарет убежала бы из дома пешком, или бутылка водки самоликвидировалась бы. Так и кончилась эта история абсолютно невеликой любви, но великой зависимости.

Никто ничего не узнал, все остались жить так, как они и жили.

Хэппи энд.

А этот мой знакомый... Либо найдет новый объект, либо выйдет из этой истории умнее, чем был. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded